Как все началось

Сейчас, спустя два года после того, как дети дома – я пытаюсь вспомнить, как все началось. И это оказывается безумно трудно. Вот вчера я достала из холодильника проросшую луковицу, перья были все бледно-желтые. Сегодня, спустя сутки на подоконнике – перья резко позеленели. Я не видела, как они меняли цвет, хотя целый день крутилась на кухне. И только сейчас, вечером – увидела, что они зеленые.

(дальшебудетмногобукв)

Самое раннее мое воспоминание, из истории про приемность: мы с приятельницей обсуждаем (видимо) эту тему. И видимо я что-то такое говорю. Дальше помню гораздо четче: она рассказывает, что знакома с фондом Дети ждут. Может узнать, когда у них следующая школа приемных родителей.  Это явно начало лета 2015-ого.

Я не помню никаких своих рассуждений – думаний – до того момента. Словно бы их и не было вовсе. Воспоминаний нет. А после – после уже есть.  Я начала смотреть базы, смотреть странички фонда. Читать. Словно готовность и желание завести детей – и начать именно с детей приемных – оформились, когда я проговорила ту свою мысль вслух.

В тот момент – я ничего не знала про опеки толком. Даже то, что нужно направление из опеки – не знала. Я просто пришла, записалась в школу. И потом уже приехала в опеку за направлением.

То, что я учусь в школе приемных родителей – знали всего несколько человек. Скорее – один – два. И сейчас я понимаю, что возможно было бы лучше, чтобы никто не знал вообще. И еще одна мысль на эту же тему – я шла в школу приемных родителей вместе с приятельницей. И это тоже было не самое верное решение: это как беременеть на пару с подругой. Слишком начинаешь смотреть на лишнего в это время человека. В какой-то момент она перестала регулярно приходить в школу – и я помню, что мне от этого было легче. В хорошей школе приемных родителей есть очень большая составляющая по внутренней работе с собой, осознавании себя и своих мотивов. Психотерапевтическая работа: и здесь важно сосредоточиться на себе – это проще сделать, когда вокруг незнакомцы. Незнакомцы вокруг дают больше свободы. После ШПР я уже многим сказала и скажу сейчас – хорошая ШПР нужна каждому, не важно, кровный у вас ребенок или не кровный. Она нужна и для самых обычных родителей. Иногда – очень нужна.

В школе, в вузе – не учат пониманию детей, нет курсов детской психологии. Впрочем, нет и курсов семейной психологии. И родителей понимать не учат. И стариков. А жаль. Возраст, специфика прожитого, социальный статус – они изменяют нас. Чем меньше у нас общего опыта – тем тяжелее понять друг друга, ведь не просто так, только заведя детей, мы начинаем иначе воспринимать собственных родителей.

Но я отвлеклась. ШПР – была для меня очень хорошей историей и помогла многое расставить по местам. И вычленить основной мой мотив: я беру детей потому что считаю, что вместе нам будет лучше, чем порознь. Детям нужны матери. Матерям нужны дети. Взросление происходит в том числе – и через детей. Люди, у которых нет детей, наверное, где-то никогда не взрослеют. Моя мысль. Мое глубокое имхо, в первую очередь говорящее обо мне. Если вы так не думаете – что ж, мы не поссоримся.

Сегодня моя дочь вспоминала, как в садике рассказывала – машина с буквой «У» – означает ученика в ней. А ей садичный народ не поверил. Она переживала, что они не правы и вырастут глупыми. А я попыталась донести свою мысль: ты рассказала, ты сделала что было возможно – дальше не твое дело. Это их жизнь и их выбор, не нужно нести на своих плечах заботу о слишком многих вокруг. Попыталась – хорошо. Получилось – еще лучше. Не получилось – иди дальше и отпускай. Дочь все ж собирается сделать еще одну попытку.

В ШПР мы прожили очень много ситуаций, когда каждого из нас, осознанно или неосознанно ставили на место ребенка. По практике – залезть в шкуру другого человека – очень помогает, тому, чтобы его понять.

Но что-то я очень занудна сегодня и очень умозрительна.  ШПР у меня была хорошая. Очень хорошая. А людей, рассуждающих на тему – хотели бы взять ребеночка – да так много бумажек собирать нужно – простите, но я на дух не переношу (мое, опять же, глубокое имхо) – если собрать 5 элементарных бумажек (справка с работы, характеристика, справка о доходах, справка о несудимости, документы на жилье) и медицина – это слишком – тогда что будет не слишком? Все они без особых проблем, без особых сложностей в спокойном режиме собираются за пару месяцев.  На ребенка времени придется тратить куда больше, чем на сбор бумажек. Вести он себя будет жестче, непредсказуемее и требовательнее всех тех, ко встречается на пути сбора бумаг. Мне встречались исключительно приятные люди. Или нейтральные. Не было ни одного, кто бы противодействовал или мешал или как-то криво-косо-странно на меня посмотрел. Если честно – всем было на меня глубоко и ровно. Они просто делали свое дело – и делали его в сроки, корректно и качественно. Когда опека посмотрела мой комплект документов в декабре 2015-ого, они дали мне два замечания, в тот же день я их устранила. Все вопросы, которые мне задавали – были по делу и по сути. И через неделю после обращения, перед самым новым годом – у меня на руках уже было заключение. ШПР, сбор бумаг, опека с выходом ко мне домой и заключение – заняли у меня меньше четырех месяцев – и знаете, это сильно меньше беременности. Да и токсикоза – нет.

При том, что я достаточно жесткий человек – я не сильно конфликтна – у меня очень узкий ближний круг, те люди – которые мне дороги, которых я берегу и люблю, о которых забочусь – а вот детей я сразу хотела двоих. Я собиралась брать ребенка одна (как раз во время ШПР мы окончательно расстались с другом, с которым была долгая история) – и помню свою мысль: «Ну возьму я одного, и что это будет за семья? Нет уж, уж лучше сразу двоих!»

В общем, как показывает практика, я была самоуверена :). Тем не менее – я сразу хотела двоих. И сразу хотела, чтобы они были родными между собой – чтобы понимали, что такое семья и родство.  И эта мысль была правильной. Или может быть мне просто повезло – и дети, которые сейчас в итоге мои – мои именно потому, что мы – семья, и мы друг-другу подходим, больше всего. Кстати, мысль о том – если не я – то кто? – мысль не правильная тоже. Если не ты – значит, кто-то другой и как-то по-иному. Не стоит брать детей из жалости: кто ж его бедненького кроме меня возьмет. Детей стоит брать из свободы и из силы – когда есть чем делиться и есть готовность принимать обратно то, что вернет ребенок (а вернуть он сначала сможет скорее всего – свою боль, грусть и обиду – и это тоже нужно принять).

И снова вернусь к началу – как большинство тех, кто учится в ШПР – я сразу полезла на сайты детей – несмотря на то, что все преподаватели всегда говорят: рано. Не ищите без заключений. Своих я нашла очень быстро. Наверное – на первом «заползе»  на Дети ждут. Через месяц, еще без бумаг, написала региональному оператору. И получила нейтральный ответ, из которого явствовало, что мне мало что светит. И дети очень скоро воссоединятся с биологической матерью. Я училась. Получила бумаги. Получила заключение опеки – а дети были в базе. Прошел почти январь – а дети были в базе. Я поехала и познакомилась с другими детьми. К вопросу о неправильных знакомствах – если карантин в детском доме – не пытайтесь поехать знакомиться, если вам повезет – вы увидите ребенка на пятнадцать минут, и вы и он будете в масках – и осадок от знакомства будет: я сделал что-то не так. А после того, как нормальный человек где-то что-то сделал не так – обычно он не хочет возвращаться в ту же ситуацию, на то же место. Вот и я – и не захотела, и испугалась. И все время помнила про других детей.

Если вы все время думаете про другого ребенка – и этот ребенок в детдоме – пойдите у себя на поводу – несмотря на то, что говорит региональный оператор – опека – или кто-то еще. Вы едите и добиваетесь встречи с ребенком о котором вы думаете все время. Это нужно сделать обязательно – так как одержимость – штука не хорошая. В результате вы либо поймете – что ребенок не ваш, и зря вас так заклинило – и дальше будет намного проще. Либо поймете, что клинило вас правильно – ребенка нужно срочно утаскивать к себе в дом – ибо он совершенно ваш. Или несовершенно – но все равно ваш. Если не поехать – ребенок будет очень долго жить у вас в голове, как незавершенное дело. Кстати – дети, к которым я съездила первым, и то, что я не приехала к ним снова – очень долго жили у меня в голове уже после того, как я забрала своих. Успокоилась я только тогда, когда узнала, что их забрали – и даже списалась с их приемной мамой (теперь мы изредка перебрасываемся сообщениями).

Так вот – мои дети были в базе. И продолжали в ней быть, несмотря на то, что по моим прикидкам – быть они там уже не должны были.И я позвонила региональному оператору. Никуда мои дети из базы не пропали. Ждали ли они меня или нет – вопрос философский. Но я дозвонилась. И дозвонилась снова. И договорилась, что приеду. И приехала. И получила все бумаги. И приехала в детский дом – и с этого момента уже не было вариантов. Совсем. 😉 И через 2 недели мы были дома.

 

2018-03-17T14:02:02+00:00

2 комментария

  1. Ольга 06.04.2018 в 20:26 - Ответить

    Так быстро? Я думала, что процесс занимает год и больше. Почему-то…

  2. Софья 11.04.2018 в 14:53 - Ответить

    Очаровательные дети и мама тоже очаровательная. Дай Бог вам всего самого лучшего!

Оставить комментарий