Ренат попал домой: счастливый конец долгой истории усыновления

3 июня 2014 года Верховный суд Российской Федерации принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон. История усыновления мальчика Рената длилась более 3-х лет. Окончательное положительное решение было принято благодаря личному вмешательству в ситуацию Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова.

История усыновления Рената, которому сейчас 4 года, началась, как ни странно, еще до его рождения. Она необычная и со счастливым концом, может быть от того, что все началось ни где-нибудь, а в цирке.

Девочка Таня

Приемная мама Елена Алексеева-Пошон – клоунесса, она работала в цирке – сначала в Санкт-Петербурге, а потом в Швейцарии. Именно во время ее номера с дрессированными собачками будущий муж и заметил Елену. Все, о чем будет рассказано ниже, все чудеса, которые происходили и, конечно, будут происходить в этой семье, вытекают из самого главного – из чуда любви. В 2005 году швейцарец Иван Пошон и россиянка Елена Алексеева создали семью, в которой довольно скоро оказалось много детей: трое от первых браков, затем общая дочка Соня и потом – Таня.

Про Таню надо рассказать отдельно, потому что не будь ее, не было бы и Рената. Выйдя замуж, Елена оставила работу, но стала, по ее же собственному выражению, «активным участником программ помощи российским детям-инвалидам, живущим в детских домах». Вместе с подругами Елена организовала ассоциацию помощи российским сиротам. Занимаясь благотворительной деятельностью, Елена узнала о девочке Тане из волгоградского дома ребенка.

Когда речь идет о больных детях-сиротах, мы понимаем, что шансов на обретение семьи у них почти нет. В случае с Таней не было даже этого «почти». Полная слепота и нарушение слуха были отнюдь не главными проблемами девочки. У Тани была двусторонняя лицевая расщелина, личико на ее младенческих фотографиях, как будто, как у фарфоровой куколки, расколото пополам.

Вот, что пишет Елена: «Сначала я около года занималась девочкой как волонтер… В 2 годика Таня весила 6 килограммов, не понимала речь, не ходила, даже сидела плохо, заваливаясь набок. Не понимала назначение игрушек, психоэмоциональное развитие соответствовало возрасту 3-4-месячного ребенка.

Мне, с помощью волонтеров и при сотрудничестве дома ребенка, удалось организовать операцию в Москве, в клинике челюстно-лицевой хирургии НПЦ. От персонального внимания девочка расцвела. Начала ходить с опорой, стала интересоваться игрушками, музыкой, за два месяца в больнице прибавила в весе 2 килограмма.

Мысль о том, что ее придется вернуть в учреждение, казалась невозможной. Весь прогресс в развитии оказался бы ненужным, так как сиротская система не предусматривает обучения и реабилитации детей с такими тяжелыми нарушениями.

Фото: http://www.echo.msk.ru

Так возникла мысль об удочерении. Процесс удочерения занял около года, и в самом конце декабря 2009 Таня оказалась дома. Первый год был чудовищно трудным, адаптация была тяжелой. Слепой, неговорящий и почти не понимающий обращенную к нему речь ребенок мог выражать свои чувства только громким криком и истериками. Девочка боялась всего: песка, снега, ветра, звуков, коляски, машины, верхней одежды, пластилина, качелей, бумаги…»

Сейчас Тане 6 лет. Ей сделали несколько операций, следов того, что было на лице, нету и в помине. Таня посещает обычную школу, дополнительно изучает азбуку Брайля, занимается плаванием, она играет на скрипке и свободно говорит на 2 языках. Я лично была поражена, увидев зимой в интернете видеозапись того, как эта девочка катается на горных лыжах в Альпах.

Семья Пошон могла бы дальше спокойно воспитывать детей, радоваться их успехам и достижениям. Но оказалось, что спокойно радоваться очень сложно, когда знаешь, что нужен кому-то еще, какому-то маленькому человеку все в том же далеком Волгограде.

Мальчик Ренат

О Ренате супруги Пошон узнали в начале 2011 года. Он был из того же самого детского дома, что и Таня. Диагнозы были другими, но отнюдь не менее ужасными – артрогрипоз в тяжелой форме, когда и руки, и ноги обездвижены. Мальчик не мог не только ходить или стоять без специальных аппаратов, но даже поднять руку, чтобы почесать себе нос.

В декабре 2013, когда волгоградский суд запретил усыновление Рената, Елена написала в блоге на «Эхе Москвы»: «В первый приезд малыш произвел впечатление ребенка глубоко замкнутого до аутичности, не по-детски серьезного. Не откликался на свое имя, плакал без звука, безропотно давал производить над собой самые болезненные и неприятные медицинские манипуляции. По мере того, как малыш начал понимать, что кто-то интересуется именно им и с появлением первых признаков привязанности, он “разморозился”, взгляд стал фокусированный, стал смотреть в лицо людям. Появилась инициатива и интерес к окружающему, малыш научился эмоционально реагировать на происходящее, разговаривать…»

На сбор документов ушло около полутора лет, год назад – в мае 2013 года – Елене и Ивану разрешили общаться с ребенком как будущим приемным родителям. Он стал называть их «мама» и «папа». Они стали участвовать в судьбе Рената – помогали с лечением, организовали консультации, каждый раз Елена прилетала в Петербург, когда мальчика привозили туда на лечение, супруги оплачивали на протяжении 2 лет аппаратное лечение.

В течение нескольких месяцев волгоградский суд не мог принять решение об усыновлении Рената. Заседания постоянно откладывались, судья запрашивала дополнительные справки и документы. 3 декабря 2013 года Волгоградским областным судом было принято решение об отказе в удовлетворении заявления гражданина Швейцарии Пошон Айвана и его супруги гражданки Швейцарии и Российской Федерации Алексеевой-Пошон Елены об усыновлении гражданина Российской Федерации Рената И.: «Принимая во внимание то обстоятельство, что заявители являются гражданами государства, в котором разрешены однополые (гражданские) партнерства, а также то, что законодательство Швейцарии допускает возможность переустройства усыновленного ребенка в другую семью … в удовлетворении заявления об усыновлении отказать».

Фото: http://www.echo.msk.ru

На самом же деле, в Швейцарии однополые браки запрещены, и ребенка, если с супругами Пошон что-то случится, нельзя будет передать в однополую семью, поскольку швейцарским законодательством это не предусмотрено.

Поэтому Елена с мужем обжаловали решение Волгоградского суда в Верховном суде РФ, они написали обратились с просьбой оказать содействие к Уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову.

Домой!

9 декабря 2013 года Елена пишет: «Он постоянно задает вопросы персоналу про нас. Очень ждет нас, плачет и вырывается из рук нянечек, когда мы вынуждены уходить из группы. Ждет встречи с сестренками, про которых знает из моих рассказов, фотографий и видео. Называет их по именам…

Малышу уже 4 с половиной года, срок перевода в ДДИ – 4 года. Его перевод в дом инвалидов был задержан в связи с процедурой усыновления. Теперь он отправится туда в самое ближайшее время.

В доме инвалидов умственно сохранный, но не способный себя обслуживать ребенок, угаснет очень быстро. Если выживет, то в лучшем случае его ждет интернат для инвалидов и престарелых. Перспективы ребенка-инвалида с подобными нарушениями, находящегося в доме инвалидов, со всеми подробностями описаны в книге Рубена Давида Гальего “Белое на черном”…

Мы добросовестные состоявшиеся усыновители. Нами предоставлены все постусыновительские отчеты, отражающие феноменальный прогресс в развитии ребенка (имеется в виду приемная дочь Таня. – А.О.), а органами Швейцарии – документы об отсутствии задолженностей по контрольным отчетам по всем другим усыновлениям российских детей в Швейцарию.

Усыновляемому мальчику требуется срочное оперативное и сложное аппаратное лечение, предоставлены мнения нескольких лечащих врачей о неотлагательности лечения и последствиях для здоровья и будущей реабилитации ребенка в случае задержки такового.

У нашей семьи есть психологические и материальные ресурсы, знания и опыт в реабилитации тяжелых детей-инвалидов. Наша семья даст ребенку возможность вырасти полноценным членом общества, а не иждивенцем системы социального обеспечения».

Многие интернет-пользователи с замиранием сердца следили за судьбой маленького Рената, и 3 июня Верховный суд Российской Федерации, после личного вмешательства Павла Астахова, который направил свое заключение в суд – «усыновление Рената И. гражданами А.А.Пошоном и Е.Алексеевой-Пошон будет в полной мере отвечать его интересам», – принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон.

Фото: http://fenechka-k.livejournal.com

Победа в 3-летней борьбе с сиротской системой одержана! Ренат уже дома и мы можем видеть уже его первые фотографии с сестричками, мамой и папой. Елена пишет на своей странице в «Живом журнале»: «Всего каких-то без трех месяцев три года, и у нас все дома. Миссия была невыполнима, но не очень… Вызволяли человека целой толпой человеческих чиновников… То есть, меньшая часть гос-ва с человеческим лицом боролась со своей же второй головой. Таня спросила меня по Скайпу: “Мама, хорошие люди победили плохих?”»

Фото: http://fenechka-k.livejournal.com

Фото: http://fenechka-k.livejournal.com

Фото: http://fenechka-k.livejournal.com

Впереди очень трудный путь. Елена пишет, что Ренат почти не улыбается, даже когда балуется, даже когда смешно. Маленькая Соня спрашивает брата, отчего он такой серьезный, ей, ребенку, очевидно, что это странно. Но Ренат не только почти не улыбается, он и не плачет. Первое, что увидела мама, когда малыш оказался у нее на руках, это огромную занозу, которая не первый день, судя по всему, гноилась в пальчике малыша. «Тебе больно?» – спросила Елена. «Дя…», – ответил Ренат, и все это с каменным лицом.Но Елена верит, что потихоньку все наладится, тем более что они с мужем – родители опытные. Пожелаем Ренату не вспоминать тот дом, где прошло его раннее детство, где няни, вынося неподвижного ребенка гулять, просто сажали его в коляску и стаскивали коляску по ступенькам. Вывалившись из нее, потому что держаться ручками за бортики коляски малыш никак не мог, он выбил себе передние зубы. Но теперь все самое страшное позади. Ренат дома, это главное.

Фото: http://www.echo.msk.ru

Подготовила Анастасия Отрощенко.

Источник: www.miloserdie.ru

Вы можете сделать пожертвование!

Вы можете поддержать работу проекта по содействию семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей!

Подробнее 

Новости фонда

Важные новости проекта «Дети-ждут»!

Накануне Нового года мы запустили в работу новый сайт с анкетами детей, которые могут быть устроены в семьи, – Региональный банк данных детей, оставшихся без попечения родителей, Московской области! На момент запуска на сайте размещены анкеты детей 119 детей, всем им очень нужны любящие родители!

Ищу маму!

Нас поддерживают