Мой подарок себе - дочка Настенька


Предварительная подготовка

На тематическом «усыновительском» форуме я начала «зависать» года 2 назад, потихоньку от себя, так, одним глазком…
И что-то уже тогда самое важное я для себя поняла-узнала-открыла, что мне дало возможность надеяться. И про одинокую маму, и про мифы со сбором документов и оплатой за поиск ребенка (я и некоторые мои знакомые так думали), про многое-многое…

После решения взять Настю, когда я стала не просто мамой сына-подростка, но и почти-уже-мамой девули, мне еще раз захотелось вернуться к вопросу выбора ребенка. С одной стороны, она — СОВСЕМ не та, которую я представляла, а, с другой стороны, я давно уже (лет 10) была в состоянии: «чей ребенок? ничей? хватаем и бежим!»
Поэтому, наверное, и «набросилась» на почти первого, но ПОДХОДЯЩЕГО ребенка! Вот это слово – «подходящий» меня немного остужает… Я же не подала в итоге документы на мальчика взрослого, как если бы мне совсем уж было все равно, не-е-ет, у меня будет именно ТА (девочка, НУЖНОГО возраста, здоровенькая, красивенькая, славянской внешности и пр., и пр.). Вспоминаю слова психолога Натальи Викторовны на собеседовании на Московском: просто так возраст и прочие условия не берутся, значит, так надо!

Сейчас вспоминаю: как бы я ни уставала в последние дни перед тем, как забрать Настю домой, как бы крепко ни спала, но все равно частью своего мозга я думала о ней: «Настёна-Настёна… сандалики еще надо купить… на УЗИ надо, буду телефон спрашивать… Не забыть с собой взять на выписку то-то и то-то… поговорить с Олежкой об этом-то и этом… как к нашей кошке подготовить… узнать список любимых продуктов… заказать кукольную коляску… Забрать детскую коляску… и т. д.

Конечно, к тому, чтобы принять в семью дочь, мне пришлось готовить своего взрослого (на тот момент 14-летнего) сына. Как я это делала:
1. ВСЮ его жизнь мы в разных ситуациях говорили о том, что «класс, когда есть родные сестры и братья» (на примере моей дружбы с родной сестрой, с троюродной сестрой и вообще на примере отличных отношений моих родителей с их сестрами- братьями (двоюродными, но все равно)).
2. Шесть лет назад у моего племянника родилась сводная сестра (у папы), так мы радостно все поздравляли папу и его новую жену, поддерживаем отношения с ними, дети общаются — встречаются.
3. Год назад у нашего папы тоже родилась доча в новой семье, так я всячески поддерживаю интерес сына к ней, он туда ездит регулярно, я обязательно спрашиваю сына о том, как он играл с сестричкой, какая она и т. д.
4. Периодически я показывала на каких-нибудь милых деток сыну с завистью: вот бы нам такую/такого, ПРАВДА?
5. У нас дома частенько бывают в последнее время малыши с родителями (не очень вредные детки, чтоб не спугнуть).
6. Ну, а если совсем по- простому, я давно поняла, что моему сыну нравятся дети, у него явный педагогическо-психологический талант, и, наверное, это изначально было решающим фактором.
Вся эта пропаганда, как вы понимаете, не напрямую связана с приемными детьми.
7. А вот когда 2-3 года назад я начала засиживаться в разделе «Приемные дети», сын заглядывал через плечо, спрашивал, я ему отвечала ( о том, почему дети в ДР и ДД живут, какие у них родители, какие варианты судеб (если домой забрали и нет), о чем они мечтают, что любят и т. д.), показывала фотографии (из программы «Обыкновенное чудо»).
8. И вот он сам начал спрашивать: а может, и нам взять? Я сказала, что это моя мечта, но есть много потенциальных проблем: и жилищные (мы в «двушке», не смогу каждому ребенку по комнате выделить, а когда они вырастут, будут проблемы с отдельным жильем), и адаптационные; плюс ревность, ее родственники, гены, мой и его характер (практически сахарные), его здоровье (не очень хорошее) и так далее — все, что в голову приходило. ОН начинал меня уговаривать и предлагать решения. Уверял, что все будет хорошо!
9. Я стала потихоньку рассказывать про подробности, КАК надо будет себя вести, когда появится ребенок, что изменится, что я постараюсь оставить прежним и т. д.
10. Год назад я пошла в Школу приемных родителей (ШПР) и на подготовку к ШПР в «Родительский мост» и стала сыну рассказывать обо всем, что там запоминала; потом мы пошли вместе на прием к психологу в, с ним лично беседовали (потом меня поругали, что сын СЛИШКОМ серьезно относится к этому вопросу — то есть не как ребенок, а как будущий отец (в идеале)). Ему на тот момент было 13 лет, он спокойно рассуждал уже, сколько у него будет собственных детей.
11. После разговора с психологом, после ее беседы с сыном, я поняла свои серьезные ошибки, стало ясно, что сейчас ему «не время» обзаводиться сестричкой — подростковый период бушевал вовсю… я решила отложить процесс
12. Когда мы с ним поняли, что период страшно-опасный закончился, а со здоровьем, наконец, пока (тьфу-тьфу) все в порядке, я начала готовить доки. Сыну не сказала, так он начал сам меня СТРОГО спрашивать: «Ты что, передумала насчет ребенка? Он(а) там так и останется, в ДД?» Ответила: «Нет, не передумала, я уже вовсю работаю над этим».
С того дня он каждый день спрашивал о проделанной работе.

На всякий случай скажу: мой сын продолжает оставаться шалопаем, периодически прогуливает школу, получает за это от меня нагоняи и наказания, получает «двойки», сидит много времени у компьютера (иногда выгоняю метлой), гуляет с девчонками (не может разобраться, какая лучше), спортом сейчас не занимается (из-за здоровья и лени), пререкается периодически.
Но в целом: выбрал будущую профессию, начал по ней читать книги, стал лучше учиться, пылесосит, моет посуду (после десятикратного напоминания, но это неважно), сам требовательно попросился поехать в ДР к сестре…
Я рада, что у моей дочери будет именно такой старший брат!

Еще не дома

Все-таки такие дела свершаются где-то там, наверху Я неожиданно (и почти не решаясь ни на что) пошла собирать документы вовремя, потом в нужный момент у меня оказался телефон регионального оператора, я позвонила, взяла направление в этот домик на девочку и т. д.

Наше знакомство с Настенькой (ей 2,5 года) началось со слез — она зарыдала, когда ее ввели в кабинет главврача. Но нас (меня) слезами не проймешь! Через 10 минут она сидела у меня на коленях, еще через 15 минут нас отпустили побродить в коридор, где я ее почти сразу взяла на руки… Надо сказать, что все предыдущие минуты знакомства Настенька после слез сидела с ОЧЕНЬ серьезным выражением лица, а как вышли из кабинета главврача в коридор, и я взяла ее на руки, она ТАК нежно прижалась щечкой к моей щеке, что ВСЁ… (Спасибо тем, кто ее этому научил.)
Или «ВСЁ» было тогда, когда я увидела ее фотографию в личном деле? Дело в том, что ехала я знакомиться не с ней, а с другой девочкой, но когда мне показали ту девочку, я сразу поняла, что нет, не она… И тут мне предложили посмотреть на мою Настеньку…

Потом мы побывали у Настюши в домике вместе с сыном.
Настена, когда увидела меня, была вся в радости, потом поняла, что вот этот… вьюноша пойдет с нами в игровую. Она опять замкнулась… минут на 15. Я взяла ее на руки, мы трогали нос и волосики братца, разговаривали (я с ним), он восхищался ею, потом я предложила ему посидеть в сторонке, если он устал (мы о-о-очень долго добирались — несколько часов) и почитать свою книгу, на что сын сказал: «Я же ехал общаться с Настей, а не сидеть в сторонке!» … и они начали общаться!
Сын руководил процессом, а я или притормаживала его (чтоб он не предлагал ей игры безостановочно), или их фотографировала, или просто сидела рядом (или с дочей на руках).
Итак, Олежка:
— покатал Настену на велосипеде и лошадке;
— поносил ее на руках, подержал на коленях;
— научил ее собирать-разбирать игрушечную колыбельку;
— станцевал брейк-данс;
— спел несколько песен;
— изобразил прыганье зайчика, лягушки и пр. зверюг;
— показал Насте на мобильном нашу кошку и рассказал, что Настя сможет с ней сделать;
— держал куколку, пока Настя ее кормила
— поиграл с ней на дребезжащих бубнах (забыла, как называются), но дома я их две штуки не выдержу — громко звенят (барабан африканский имеется);
— попоил ее немного чайком;
— еще мы вместе поиграли в мяч…
Расстались они как лучшие друзья

Наутро после поездки Олег заявил: «Теперь я могу с уверенностью сказать, что она моя сестра, такая родная!»

Первая неделя дома

Мы дома!
Мы с бабушкой (моей мамой) приехали, нам одели Настю, вывели погулять (пока документы не доделаны), потом оказалось, что наши документы не готовы и надо поехать в опеку. Пришлось Настену отдать главврачу и уехать. Оказалось, что пока меня не было, она все время громко рыдала, т. к. в кабинете главврача еще были люди, и что она подумала?.. Правильно, она мамкина, а не какая-нибудь там ничейная или чужих людей…

В дороге немного вздремнули, потом радостно проиграли почти весь путь.

Дома все как обычно, как будто вернулись от бабушки. Гоняемся за кисей, едим с уговорами, хитро улыбаемся.

Полное ощущение домашнего ребенка (спасибо воспитателям).
Впервые: описанные колготки, разрисованная фломастером стена (не углядели и не предупредили, сами виноваты), первая попытка оторвать киске (настоящей) ушки, первый гость (моя троюродная сестра Оля), первая подаренная кукла (огромная, но это не мешает нам везде с ней таскаться), первый прием ванны (как там всю жизнь просидела).

Мы:
— часто кричим и поем: «МАМА!» — просто так, для проверки связи;
— гулять выходим — бегом к нашей машине — кататься хочет или хотя бы за рулем посидеть, и только после этой процедуры мы готовы долго ходить ножками;
— если нравится что-то делать (плескаться в ванной, мыть пол шваброй), кричит: «Мама, иди (уходи)»;
— одеваем маму на прогулку, с криками: «Я сям!» пытаемся надевать маме колготки или штаны- кофты;
— Олежку воспитываем — с разбегу бросаемся к нему на руки.

И попробуйте сказать, что ребенок еще неделю назад был «неместным».
Полное ощущение нашей родной домашней маминой девочки.

Первый месяц дома

Адаптация пока в виде визгов-писков и «осликов» — слабенькая проверка что можно — нельзя, но пока очень спокойная в целом. Просто в первые дни она была тишайшей мышкой, говорила мало и шёпотом, а теперь наша кошка оглохла от визгов, песен и криков.
Настена из тихого нежного создания превратилась в озорную визжащее-кричащую-бегающую-поющую – всех строящую актрису. По квартире передвигается исключительно бегом, ко мне и Олегу подбегает с разбегу обниматься.

Нам сняли диагнозы ЗПР и ЗРР (это при том, что отставание писалось на год и больше)!!!

Бабуля просидела с ней первый раз 2,5 часа, очень довольна и говорит: «Она же наша на 100 %, как будто всегда здесь была, такая умничка!»

Я учу Настю принимать решения и делать выбор (куда пойдем — туда или туда? что будешь — яблоко или грушу? наденешь эти туфельки или эти?). В первые дни были шок и ступор, а теперь – ха-ха-ха!
Научились и практикуем часто: хмурить бровки, убегать от мамы на улице, выбирать направление ходьбы и что всем надо делать (мама иди, Олейка — стой зесь и т. д.), недовольно мычать — поскуливать, целовать маму и Олежку.
Если желания нашей принцессы не выполняются сию секунду, подчиненные будут нещадно наказаны (грустным взором, постаныванием и другими ужасами)!
По-моему, это показатели отлично воспитанной в меру забалованной принцессы юного возраста.

Сходили на часик в садик… забрала ее молчащую со слезинкой в глазу .Все решили, что она вообще говорить не может, но как увидела маму, — сразу мне все про всех доложила — где и с кем играла, что с мальчиками писала на горшок, что вот ее шкафчик с джинсами… Воспитатель и нянечка в приятном шоке… Говорят: ТАКАЯ послушная…

Три месяца дома

Вся члены семьи регулярно находят в Насте свои черты (внешности или характера)… Хорошо, что доченька еще не понимает, что она – «смесь: носик — как у бабули, ножки — как у мамы, пальчики — как у брата, характер — как у двоюродного брата, а ест она как дедушка, а улыбается как тетя и т. д.»
Они еще и к нашим талантам примазаться норовят (типа спортивная, как дедуля — заслуженный тренер России, а технически одаренная, как все остальные)… Враки, просто она такая же талантливая, как мама.

Похоже, у нас начинается следующий этап адаптации — регрессия: частое нытье, крики-плачи-ОРЫ (все громко, аж уши закладывает), на ручки, жалобы, ножки не идут, ручка не ест, одеваться не хотим, игрушки и вещи разбрасываем (но уже не собираем), к маме пойду, а к бабуле не пойду на ручки, и т. д. По поведению ОЧЕНЬ похожа на 1,5-летнего ребенка.

Сейчас для Насти мама- это такой зверь, который:
1. Очень дрессированный. Стоит Настене проснуться, открыть глазоньки и сказать: «мама, я поспала», как мама радостно улыбается, мурлычет, тискает и целует…
Стоит сказать: «на утьки», как мама подхватывает Настюшу на ручки; «хатю кусать» — и мама несется кормить; «хатю писать» — и мама несется с ней к горшку; кормит с ложечки хозяйку, одевает…
Если правильно ответить на мамин вопрос — то она будет радостно улыбаться и хлопать в ладоши.
И вообще — она всегда возвращается домой! из магазина или с работы — все равно придет домой.
2. Очень приставучий. Все время пытается зацеловать, заобнимать, погладить.
3. Очень слабенький. Маме почему-то всегда надо помогать — убирать игрушки, вытирать разлитую воду, мыть посуду или пылесосить.
4. Очень интересный. Если громко заплакать и посмотреть одним глазиком, что этот зверь — мама — делает, то можно увидеть: испуг, удивление, огорчение, хитрую улыбку. Иногда этот зверь рассказывает интересные истории…

Плохо, что его, этого зверя, надо делить с другими. То с Олегом, то с работой, то с телефоном или еще с кем-то…

На мой взгляд, Настя с самого начала была идеалом, совершенством. Надеюсь ее не очень испортить.
Я даже не могу похвастаться, что чему-то ее учила-учила и — научила или отучила, или справилась с какими-то ее проблемами — она все умеет, всем так быстро овладевает, как будто все знала давно (как Барышня-Крестьянка), да и в поведении не проблемы, а так, тьфу, развлекаловы.

Судя по всему, Настеньке очень была нужна ласковая мама, а маме очень нужна была именно такая девочка (мы любим сидеть, обнявшись, подолгу).

Теперь я точно знаю, что такое «мамин хвостик» — ни на секунду меня не оставляет вне поля зрения. И все время пытается пристроиться «на учки». Я почти всегда беру сразу, но и быстро ставлю на пол под каким-нибудь предлогом, т. к. руки быстро устают, да и вертится она все время (говорю, что надо взять что-то, «ой, а где?..» — она сама вырывается и бежит).

О грустном. С сыном не совпадаем по фазам. Когда мне хочется поговорить (Настя в садике или спит), он часто не хочет (занят, нет настроения), а когда он «готов» — у меня на руках Настя скачет, или надо что-то срочно сделать, что отложить нельзя, или настроения — сил нет у меня… А тем много… Сейчас образ взаимоотношений такой: живем вместе, но у каждого своя жизнь, о важном пытаемся договориться…
Иногда поругиваемся…
Стыдно мне, что времени и сил нет с ним, как раньше, долго-долго и спокойно все выяснить, терпеливо разъяснить… Раньше такие беседы у нас могли быть по полночи, много моих сил отнимали, но результат был.
В общем, тяжеловато это… но любим друг друга… трепетно… Знаю, что он очень за меня переживает, как и я за него. Он вообще очень чувствительный всегда был, вот и трудно ему еще найти свое место между «мамочку люблю — не могу» и «я взрослый, живу сам по себе».
Его претензии: «Как появилась Настя, тебе не до меня» и одновременно «Мама, ну, не мешай, я сам все решу и сделаю» или «Почему вас до сих пор нет дома?» и одновременно «Когда вы свалите на дачу?» В целом понимаю, что связь с ним не теряю, что парень вырос (да-да, уже вырос) хороший, хоть характер и не очень…
Надеюсь, все происходящее недалеко выходит за стандартные рамки «взрослеющий неспокойный сын» и «появление второго ребенка в семье»…

Настюня никак не запоминает цвета. Теперь я все время так делаю: «Настенька, на тебе СИНЮЮ вилку… дай мне вот тот БЕЛЫЙ пакет», — это помимо специальных игр. Но… никак.
Мы пока учим два цвета — синий и желтый, остальные — на уровне знакомства.

А вот буквы ей очень понравилось учить. Я не специально, просто «читает» книгу — вырывает у меня, тыкает пальчиком и болтает что-то, «сказку читает». Вот я ей и показываю:
— Это — Настина буква, «Н».
— Это — мамина буква, «М».
— Олегина буква, «О».
Вчера дошли до буквы «Мама Таня» — «Т»
Знаю, что все неправильно, но нам понравилось

Зверей потихоньку запоминаем, уже льва, осла, ПАПУ утку (селезня) и нескольких других Настюня определяет.

Можно смело сказать: мир большой семьи сейчас постепенно подстраивается (и уже перестроился) ПОД Настю. И все счастливы. Вот что значит «ласковый теленок».

Полгода дома

Я каждый день думаю: мне одной кажется, что она — САМАЯ красивая девочка на свете? Особенно, когда улыбается. А когда плачет — так просто самая-самая.

Старшенький меняется к лучшему на глазах (тьфу-тьфу). Прям как паровозик, который долго «расчухивается». Вот где-то накопил кучу ДОСТОИНСТВ, а показывал несколько лет последних одни недостатки, и только сейчас — только достоинства, просто так, без напряга, требований и прочего.

Олег уже говорил об этом сам, да и я чувствую, что с появлением у нас Настюни сын стал меня уважать многократно, а это очень важно в таком возрасте, как вы понимаете, когда «родителей только судят».
Хотя, как мне кажется, тут повода для уважения особого нет, тем более от него, он же видит, что Настюня — наша, просто когда-то потерянная нашей семьей девочка, что ежедневных подвигов я не совершаю, живу в удовольствие.

***

Немного стыдно признаться: я стала периодически на Настю просто раздражаться. Она-то ничего не делает особенного, чтоб меня раздражать. Она замечательная. А я раздражаюсь…

Каждый вечер жду, когда, наконец, ее можно уже будет укладывать, начинаем в 20.30, засыпает где-то после 21.30. Сначала укладываемся спокойно, потом — с бесконечными моими уговорами, угрозами, строгостью.

Надоело ее нытье. Кажется иногда, что она вообще разучилась просить, спрашивать что-то нормально. Сейчас все — либо сразу с нытьем, либо с плачем. СРАЗУ.

Многое делает назло. Спрашивает:
— Нельзя выкидывать белье из коватки?
— Нельзя, доча, на простынке и подушке надо спать, одеялом укрываться, чтоб не замерзнуть…
— Ага-га-га!
И тут же все выкидывает с дивана. Если успеваю отловить и укладываю белье обратно, то она опять начинает. Или игрушки раскидывает

Все время уговариваю надеть носки или тапки.
— Надо надеть тапотьки?
— Да, доча, ты же кашляешь, а дома холодно, надень…
— А-га-га-га!
И тут же все снимает и раскидывает

На самом деле, все понимаю: кризис 3-х лет, надо побыть плохой и посмотреть — а будет ли любить мама?
Устает от садика, не выздоровела до конца — кашляет; у мамы нелегко на работе и в личной жизни, скоро опять начинается учеба сына и очередная его госпитализация в больницу (сама эта мысль нервирует)…
Осознаю, что все это временно. Смотрю на жизнь почти оптимистично. Все забываю купить персен. Купила себе шоколадку, наелась… Завтра встречаюсь с подругой.
Понимаю, как хорошо все.
Дети у меня славные.

***

Сын говорит часто, что у него сестра: «Очень умная, талантливая и красивая»… И добавляет: «Вся в маму!»

Настя — это наш семейный подарок, благодаря ей в нашей большой семье возрождается много старых традиций (утерянных, как наши парни повзрослели), появляются новые, она своим появлением придала новый смысл не только моей жизни, но и изменила брата (он стал ГОРАЗДО взрослее и ответственнее).
Настюша подарила СМЫСЛ жизни и возможность ЛЮБИТЬ и быть беззаветно любимыми бабуле и дедуле (тут я ревную, потому что то, как они ее любят, и как любит Настюня бабулю — это для меня пока недостижимо).

Из грустного и непонятного. Берет телефонную трубку и говорит: «Я буду звонить чужой маме». Сначала я на ее бесконечных «мам» почти не реагировала, смотрела, что будет. А теперь говорю: «Не надо называть бабушку и тетю мамой. Мама у тебя — Я! и чужим мамам пусть ИХ дети звонят!» И т. д.
Придумать бы другие варианты…

Опять начала писаться ночью. И один-два раза в неделю – днем. Думаю: может, мерзнет? или заигрывается? Надеюсь, что не нервное.

И еще: как только снимаешь ей на ночь гольфик с руки (или надеваешь другой — легко снимающийся) — так опять палец во рту и громкое чмоканье.

Из интересного: на обращении с новым пупсом показывает мое с ней поведение, привычки и т. д.
В основном мне нравится (приятно смотреть, как она его качает — целует, самолетиком летает, кремом мажет, одеялом прикрывает — очень похоже), но вот некоторые детали… гм… я предпочитала бы не видеть в зеркале. Одно ношение подмышкой чего стоит…

Год дома

Живем мы счастливо, что-то опять изменилось в наших отношениях. Описать трудно. Хочется сказать: «Стали еще ближе», так куда еще ближе?

Все родственники на семейных мероприятиях вспоминают мое детство — тогда не было необходимости в приглашенных артистах, т. к. «Иступает атистка Анатольевна» — это было наше все (я пела и за Аллу Пугачеву, и за Валерия Леонтьева, и за Кобзона…) Теперь Анастасия за всех отдувается. Кто петь? — Настя! Кто танцевать? — Настя! Кто будет стих рассказывать?.. Догадайтесь сами!

Теперь мы не плачем перед сном!
Мы с ней придумали ритуал: она запрыгивает на мой разложенный диван, отбегает к стене, поворачивается, мы хором считаем до пяти, и она бежит мне в руки. Я ее хватаю, кружу — целую, ставлю и надеваю первую часть ночного туалета, потом она отбегает – считаем — возвращается — кружу и так до полного укомплектования.
И попробуй, мать, только пропусти хоть один этап или надень несколько вещей за один раз — обида будет (проверено).

В очередной раз просились к логопеду на занятия. Логопед утверждает, что нам НУ совсем не надо. Я говорю: «У нас словарный запас не очень, еще полгода назад стояло ЗПР и ЗРР» (причину не объясняю).
Логопед послушал, как мы с Настей выясняем, в какой магазин сейчас пойдем и что там купим (сандалики новые, потом что предыдущие стали малы) и отправил нас гулять.

Настя все так же сосет палец перед/во время сна, если ее не остановить зашитым рукавом пижамы или гольфиком на руке. Приходит из садика и РАДОСТНО сообщает: «А я в кроватку не писала, а пальчик сосала!» (как только она спит с доступом к пальцу, то спит некрепко и не писается). Вот так — делаем выбор…

Настя сильно ревнует Олега ко мне. Однажды орала диким криком, пока он сидел у меня на одной коленке, а она — на другой. Пришлось отправить Олега из комнаты и проговорить Насте (в который раз!), что так нельзя, что он тоже мой ребенок и т. п., и что если она будет и дальше так орать, то пойдет плакать в прихожую. Олег для проверки опять зашел, опять присел, она опять зарыдала… и сама пошла плакать в коридор, а потом в его комнату. И только через 15 минут успокоилась и спокойно сказала: «Я успокоилась, можно мне вернуться?» Вернулась, обнялись, тоже посидела на коленях…

А как-то раз в выходные просыпаемся, Настюша ползает по мне, прижимается ко мне и говорит:
-МОЯ МАМОЧКА! — и тут же быстро добавляет: — И общая, и Олежкина!
Я говорю:
— Ну, Олежкина совсем чуть-чуть, я практически вся твоя!
Настя довольная! Потом продолжает:
— Да, и Олежкина, ты его мама?
— Да, и его мама, я же его родила… А твоя — потому что я тебя искала-искала, нашла, полюбила, ты стала моей доченькой…
Прерывает:
— МОЯ МАМОЧКА!.. А Олежка у тебя в животике был? Покажи!
Показываю, а сама еще добавляю:
— Да, вот Олежку я носила в животике, а тебя — другая мама носила в животике и родила, а потом она не смогла тебя воспитывать, и ты жила в домике, где детки, у которых мамы не могут их воспитывать, а потом их находят настоящие мамы, вот я тебя там и нашла, ты моя дочка!
Рассказывала я все это быстро и думала, что Настя начнет задавать вопросы. А она выдала:
— Ха-ха-ха! — Такой смех заливистый — А Олежка был, как Кристинка, ма-а-аленький и сидел у тебя в животике?! Ха-ха-ха!
Ну, думаю, мое дело говорить правду, а уж кто какие выводы из нее делает… Потом проверим.

***

Недели две подряд Настя ныла и орала и стонала по поводу и без (это чаще) целыми утрами до садика и вечерами после садика (по словам воспитателей, в садике она вела себя почти как обычно). Например, заходили домой после садика, и на мое обычное: «Настя, раздевайся», сразу начинались стон, нытье и т. д., переходящие за полчаса в плач… Потом небольшая остановка, а перед сном опять, но уже сразу в крик…
Вопросы о причинах рева, уговоры, обещания, ультиматумы, взывания к совести и прочие попытки вывести из рева ни к чему не приводили.
Я виню себя: моя усталость, и, как следствие, меньше времени на занятия, меньше стала ласкать Настю + весна и авитаминоз…
Нервы мамины и Олегины стали никакими. Кроме Насти по вечерам никто не хотел идти домой.

Каждый вечер, когда Настя орала-ныла-выла и уходила в себя, я еле дожидалась 8 часов вечера, мыла ее и укладывала в постель. Она начинала ныть-вопить-орать с визгом. А у меня началось ОТУПЕНИЕ. В эти минуты я не чувствовала впервые того самого принятия, и восхищения, и умиления, которые у меня были к ней с первой встречи! Я ничего не чувствовала! Я тупо ждала, когда она проорется и уснет, потому что каждый вечер до этого практиковала разные способы успокоить ее, не дать плакать и пр. — уговоры, обнимания, сказки, игрушки и даже сладости — ничего не срабатывало. Но при этом я чувствовала, знала, что дочка орет не от боли (физической), т. к. на провокационный вопрос или в момент телефонного звонка она мгновенно замолкала, могла радостно поговорить с бабушкой по телефону, а потом опять продолжить орать «с того же места».
Я вспоминаю один (или их было несколько?) вечеров. Настя орет в постели, я ушла на кухню, села и начала биться головой об стену со словами : «Я–так-боль-ше-не-мо-гу. Я–так-боль-ше-не-мо-гу…» По-моему, все, что я описываю, «типическое-типическое». НО! В тот момент я точно знала: «ЭТО_ПРОЙДЕТ! Это пройдет!» (КОГДА???)

И еще: я на секунду представила тогда, что могу ее вернуть и этот бесконечный вой прекратится. И тогда я поняла, что даже если на наш вой с визгом соседи вызовут милицию – опеку, я перегрызу всем глотки, но дочку не отдам! Потому что все-таки и в первый день встречи в ДР, и в те дни ора это был МОЙ ребенок, МОЯ _ ЛЮБИМАЯ _ ОБОЖАЕМАЯ _ ДОЧЕНЬКА! (когда она засыпала и с утра я опять чувствовала прежнее восхищение-умиление), мы вместе уже целую жизнь, мы срослись, я просыпаюсь за минуту до ее просыпания и т. д. и т. п… А ВОТ КАКОВО другим приемным родителям, которые испытывают такую же адаптацию, но не через год совместной жизни, а сразу?? И дольше, и не по 2 -4 часа в день, а больше???
И пишут, что не могут умиляться даже на спящего ребенка…

В общем, тогда я многое почувствовала и… простила.

Ну, и еще один важный момент: я не могла тогда признаться подругам (они опытные с приемными детьми) в своем фиаско. Т. е. я особо не скрывала, что жизнь не мила, но не жаловалась, не просила совета, отвечала, что засыпаем плохо, но в целом все нормально. ПОЧЕМУ? Было стыдно.
Сейчас мне это смешно, понимаю глупость своих страхов, но очень хотелось самой найти выход… а сил-то уже не было. В итоге я все-таки рассказала одной опытной подруге , она дала совет, который реально помог сразу, и… пропесочила меня за скрытность и глупость.

Коллеги, прошу вас, обращайтесь за помощью к близким, не отказывайтесь от их предложений помощи, жалуйтесь, принимайте успокоительные в трудные периоды, нанимайте нянь… и знайте (помните), что когда этот этап закончится, ваши отношения с ребенком перейдут на уровень выше. А близких людей новоиспеченных родителей я хочу попросить навязывать свою помощь, даже если родители отказываются и мило улыбаются. Вы, близкие, НУЖНЫ! Просто родители сами не всегда понимают это, особенно когда находятся «погруженными» в проблему.

А перестала Настя орать в таких крупных масштабах тогда, когда ей просто ЗАПРЕТИЛИ стонать, ныть и орать. Т. е. по совету моей мудрой подруги Насте была рассказана почти сказка о том, что от Настиного бесконечного нытья у мамы болят ушки, и доктор сказал, что, если Настя будет ныть и плакать, маме надо срочно уходить из дома. Вообще, мой уход (например, в машину или просто в другую комнату), если Настя легла спать, вызывала обычно дикий КРИК.
Это трудно описать, но если бы я услышала, что у соседей ТАК плачет ребенок, я бы немедленно примчалась спасать его от неминуемой смерти…
Настя восприняла слова серьезно. Правда, пришлось 2 раза выполнить обещанное: один раз я простояла на улице рядом с машиной, в которой ныла Настя, 40 минут, а во второй раз мне пришлось раньше детей убежать из дома…
А когда на Настю опять нашло перед сном (сначала заскулила, , потом заныла, потом зарыдала), мы снова сообщили ей о докторе, к которому я должна сейчас уходить, чтобы мои ушки от Настиного ора не болели. В этом месте моей фразы Настя заорала с ВИЗГОМ. Пришлось мне быстро одеться и в прямом смысле убежать на улицу. Побегала по району, вернулась через 15-20 минут… Дома тишина и покой. Настя увидела меня, отвернулась и сразу уснула (сын сказал, что она орала ровно 2 минуты после моего ухода).

Мне кажется, что после того периода я научилась интуитивно знать в каждый момент, что именно нужно дочке — дать ей побеситься, успокоить ее, дать ей прокричаться, но не перевести это желание орать и ныть в ненужную привычку или остановить начинающиеся слезы на подходе…

Полтора года дома

Счастье мое  — Настя — тоже, как и сын, будет очкастое. Насте выписали очки.

Недавно на медитации ко мне пришло осознание, что Настя — это мой ангел-хранитель. Часто теперь об этом вспоминаю. И понимаю: так и есть! И это понимание-осознание не мешает мне иногда на нее злиться-ругаться, а ей такая ответственная должность не мешает иногда безобразия безобразничать и разрушения разрушать.
Но это знание — про ее ангельскую должность — помогает мне в нужный момент остановиться в желании прикрикнуть или «воспитнуть» лекцией.

…и все-таки не могу на нее насмотреться. Не могу ее доцеловать и отстать.

Ложимся спать на моем диване, носами друг к другу прижимаемся и хихикаем, потому что в такой позе не заснуть. Начинаем болтать (по вечерам, в основном, про любофф), потом ее нацеловываю. Еле отрываюсь, она переползает к себе на диван со своей подушкой, угнездивается, потом говорит мне: «Я буду спать, а ты смотри на меня и любуйся!» Выполняю.

Поет. Много, обо всем, что видит и что слышит, подпевает любую песню с ходу или сочиняет «в микрофон» сама. Здорово!

Капризничает. Тоже много. Упертая становится, я удивляюсь. Просто теперь на многие задания и предложения говорит: «А я не буду!» и хитро и уверенно смотрит прямо в глаза. Стараюсь определять – если в конкретном вопросе мне принципиально ее послушание, то строго требую послушания, в иногда (даже часто) понимаю, что могу перевести ее мысли на что-то другое (вот уже мося и не кривится) или могу пойти ей на встречу. Видимо, скоро у меня и правда будет уже двое избалованных детей и ни одного суперпослушного.

Растет. Не по дням, а по часам. За неделю пара футболок и штанов перешли в разряд «неприлично коротких». Стопа почти на размер за месяц удлинилась. Срочно все докупаю. Правда, в свете последних изменений в характере (вредности и упертости), Настю и не уговоришь надеть половину из того, что приготовлено.

Ест мало, с уговорами и плясками вокруг нее. Даже от любимых макарон отказывается. Вспоминаем с бабулей счастье, когда Настена год назад могла по 5 детских котлеток за один присест съесть и закусить все это чайком с печеньками, а через час еще парочкой котлет догнаться. Сейчас кормим с ложечки (да-да), иначе ни на что не уговорить. Бабуля в расстройстве, мама тоже.

Лазает. По всем лазалкам, перекладинам, железным прутьям и ограждениям. Мы отворачиваемся, когда смотреть совсем страшно. А она в сосредоточении и восторге. Ай, маладца! Вся в мать и братана! Скоро деревья осваивать будем.

А еще у Настюши появилась родинка на том же месте, где и у меня, у моей мамы, сестры и сына…

***

Тематическое:
раньше Настя бодро и уверенно, даже как-то радостно заявляла: вот из маминого животика родился Олежек, а меня родила другая тетя, а потом меня нашла моя мамочка (тут обязательно шли обнималки-целовалки со слезами счастья на глазах). А как-то раз посмотрели по ТВ передачу про беременность и роды, Настена задала кучу вопросов (кто это? а почему? а зачем и т. д.), потом говорит громко, но как бы с вопросом в конце: «Меня ты родила вот так же!»
Я начинаю старую песню: «Нет, доченька, это не так. Тебя в животике носила другая мама, она тебя тоже любила, ждала, когда ты родишься, потом она тебя вот так родила, а потом…» Она меня перебивает, чуть не плачет, рукой машет на меня: «НЕЕТ, ЭТО ТЫ МЕНЯ РОДИЛА… ДА?!» Вот правда, сложный момент. Хочется ребенку предупредить начинающуюся истерику и легче всего сказать: «Да, я».

Так я жалела свою девочку — ну почему у нее не как у всех? Она ТАК ХОЧЕТ быть обыкновенной…
И себя заодно жалела — ну, нафига напрягаться и искать правильные слова…
Она такая наша — вся-вся, может, все-таки сказать, что я ее родила? Ну, один разочек… или подольше говорить — пока не вырастет?
Но не могу. Потом будет не состыковать. У меня память плохая на вранье.

В общем, сказала что-то типа:
«Доченька, ты в моем сердце так давно родилась и жила, я как будто полжизни с тобой прожила, я так счастлива, что ты у меня есть, люблю тебя…»
Заболтала, далее — объятия со слезами на глазах от умиления и переключение канала, отвлечение дочки от темы.

Недавно Настюня за 2 дня дважды разбила коленки и локоть в одном и том же месте. Так вот, первое мое наблюдение: она стала плакать от боли! наконец-то! Впервые она заплакала от боли только этой весной, когда кровь сдавали, а до того могла до крови расцарапаться и не пискнуть. Ур-р-ра, мы нормальные прынцессы!

***

У нас все отлично.
Я поменяла работу, теперь у меня более свободный график. Опять увлеклась изучением английского, хожу на курсы, много общаюсь по работе с иностранцами, это стимулирует. Настя ругается, когда я при ней с кем-то не по-русски разговариваю: «Мама, ну что ты так говоришь непонятно! Я устала!» Я стала много читать про приемных детей за рубежом, веду переписку. Очень интересно.

Водим Настюню в школу искусств. Настя танцует, поет и рисует 2 раза в неделю. Потом дома поет, рисует и танцует.

Главное удивление (это, как всегда, для моих близких не удивление вовсе): мне после Настиных занятий рассказывают, ЧТО она там делала, так эти ее действия — как калька с детства Олега. Т. е. все замечания из дневника начальной школы я сейчас опять слушаю в устном виде («Настя бегала по классу, пела песни на изо, сидела под партой и рисовала там… А она умеет молчать?» и т. п.).

Вот спрашиваю:
— Настенька, скоро у тебя день рождения будет, что тебе подарить?
— Ну-у, пистолет новый…
— А еще что?
— Ну, автомат новый…
Но не-ежная Настя, сладкая, прически мне и куклам делает, наряды выбирает, глазки строит…

В общем, живем весело, болтаем без умолку, скандалим (она скандалит, а я как-то совсем расслабилась, получаю удовольствие), танцуем-поем, рисуем маме солнышки и сердечки (вот сказала один раз: «Настюня, порадуй маму», теперь по пачке бумаги радуем маму), воспитываем братана (который недавно отметил 16-летие).

Совсем недавно Настеньке исполнилось 4 года!
Настенька рванула в росте, в развитии. Она чудесная, каждый день от счастья задыхаюсь и думаю: за что все-таки мне такое счастье. Пытаюсь просто не задавать вопросы.


По-моему, этот рассказ (как и моя тема на «усыновительском» форуме) — для того, чтобы приманивать людей, которые пока «не совсем в теме», какая бывает халява Быстро и бесплатно вы получаете на дом красотку-умницу, которая будет вас обожать и вами восхищаться! И которую будете обожать вы! Я точно знаю: это бывает. У нас – именно так.

Осень 2010 года

 

2012-07-22T20:13:10+00:00