История о том, как я перестал быть «Ванькой из четвертой группы»

История моя началась в апреле 2006 года. Я родился. Но аист ошибся и принес меня не той маме. И тогда я попал в специальный домик, где такие же, как я, малыши ждут, когда за ними придут настоящие родители. В этом домике я прожил два года в ожидании мамы и папы.

Наверное, аист не один раз писал письмо моим родителям, в котором рассказывал обо мне и вкладывал в письмо мою фотографию. Но письмо почему-то никак не могло дойти до них. То ли аист был виноват, то ли родители были не готовы получить это письмо. Но однажды вечером мамочка, блуждая во всемирной сети в поисках всякой всячины, все-таки нашла это письмо аиста. Увидев мою фотографию, она поняла, что я ее сынок, папин сынок и Сенин братик. Из письма мама узнала, что забрать меня домой будет не так уж просто. Что тетки, заведующие специальным домиком, очень коварные и алчные, что всех нас  – малышей – «продают» иностранцам. Но маму и папу это не испугало. Мама собрала все документы за 7 дней и поехала за мной через всю страну. Мама очень переживала, все думала, какой же будет наша встреча, как я отреагирую на нее, понравится ли мне она, понравлюсь ли я ей…

Вот таким меня мама увидела первый раз. Меня вывели… Я был заспанный, под глазками припухшие темные мешочки, ручонки все синие, ушки «топорчиком», сам малюсенький, худющий, одетый в рубашку и шортики времен Н. Хрущева (кто такой, не знаю, но мама говорит, что это было очень давно). Я так распереживался, что у меня зрачки к носику убежали. Но ни мой внешний вид, ни мой «модный» наряд не смогли затмить моей внутренней красоты – маленького «чистого» малыша, которому очень хотелось домой к маме и папе. Мама полюбила меня еще по фотографии из письма аиста, но, увидев в жизни, была просто сражена наповал. Она смотрела на меня и с каждой минутой находила все больше и больше знакомых черточек во мне. Носик похож на мамин, ушки – на папины, глаза раскосые, как у мамы, а сам темненький, как папа.

К сожалению, заведующая спецдомиком и главврач отговаривали мою мамочку забрать меня. Рассказывали разные страшные «невзаправдушные» истории о нездоровой психике, об умственной отсталости малышей, об ограниченных возможностях в будущем. Даже ВИЧ-инфекцией пытались пугать. Но моя мамочка – самая лучшая на свете, она «отфильтровала» все рассказы и начала бюрократическую судебную битву за меня. Мама приходила ко мне каждый день, приносила мне красивую одежду, игрушки, разные вкусности, а главное – мама брала меня на руки, прижимала к себе, гладила по голове, целовала, подкидывала в воздух, а я хохотал от удовольствия, потом снова гладила и целовала.

И тогда я понял – у меня появилась мама!!!

Маме пришлось уехать обратно в Санкт-Петербург. Я переживал. Думал, что она больше не вернется, что меня снова бросили, что я никому не нужен. Неужели аист опять ошибся…
Но мамочка через две недели вернулась вместе с моим старшим братом Арсением. Маме с братиком приходилось несладко: они целый час добирались до спецдомика и целый час обратно – ежедневно в течение месяца. Алчные тетки, заведующие спецдомиком, каждый день пытались испортить маме настроение, пытались сделать хоть что-нибудь, чтобы мама бросила меня и уехала. Но мама выстояла.
Сказать, что маме было тяжело – не сказать ничего. Маме очень помогали добрые екатеринбуржцы, которые уже забрали или только собираются забрать своих дочек и сыночков из спецдомиков.
Потом, уже перед судом, прилетел мой папочка. Он такой высокий, мужественный, кудрявый. У него такие большие глаза.
Мы с папой сразу же понравились друг другу, мы вместе играли в игрушки, «догонялки», «прятки».

У меня теперь были и мама, и папа!

2012-07-23T07:25:03+00:00