Илюшка отважный

— Я в детском доме живу! (Произносится очень гордо.)
— К тебе кто-нибудь приходит? Ну, может, какие-нибудь тети или дяди?
— Нет, никто ко мне не приходит. У меня все потерялись.
— Ну, ничего! Еще найдутся, я думаю!
— Не найдутся. Все навсегда потерялись.
Из разговора Ильи с волонтером Еленой в Центре челюстно-лицевой хирургии.

Еще не дома…

Я увидела фотографию Ильи на тематическом форуме, прочитала его историю под названием «Илюшка отважный» про смелого, веселого и открытого ребенка, оставленного в роддоме из-за врожденных дефектов… Подумала почему-то сразу так: если мы его не возьмем, этого никто не сделает. Так детям и сказала. Моя семья меня поддержала, Илюшку оценила, сыночки (17 и 15 лет) сразу были «за», муж выслушал мои аргументы – и тоже согласился! До Ильи мои долгие разговоры с семьей о приемном ребенке были какие-то абстрактные, а когда мы узнали про этого ребенка, всё сразу обрело реальную почву. Вся семья настроилась серьезно.

Синдром Ильи одним словом не назовешь. Имеет место комплекс генетических отклонений: дефект черепа (были незарастающие отверстия, ныне заделанные заплатками, неправильные глазницы и в целом лицевые кости и челюсти такие «птичьи»), плюс сросшиеся пальцы, плюс неправильное строение мозжечка — мальформация (аномалия) Арнольда-Кияри, которое никак себя не проявляет.
Называется это официально так — черепно-орбитальная дисплазия, орбитальный гипертелоризм, синдром акроцефалосиндактилии.
Внешность у мальчика специфическая, маленькие орбиты глаз, небольшой ротик, но он такой обаятельный ребенок, что про внешность забываешь через 3 минуты общения с ним.
К моменту переезда домой он перенес 4 операции.
Планы по реконструкции лица были с самого начала, но доктор твердо сказал: нормального лица с привычной глазу линией скул, челюстей, глаз не будет. Но при этом сказал, что ребенок очень хороший, совершенно нормальный и все, что запланировано – это чистая пластика для красоты.
Жизненно важные заплаты на черепе и пластика глазниц уже сделаны.
Про аномалию мозжечка сказали – наблюдать. Никаких отклонений со стороны движений-равновесия нет. Пишет-рисует слабовато, и ест то левой, то правой рукой – но это вряд ли находится в зависимости от глубоких структур мозга.

Илья жил в Подмосковье, мы – в Тольятти. Конечно, у нас свои малыши на усыновление были и есть, но… В нашей жизни уже появился Илюшка. Я давно запланировала: хочу взять мальчика, и такого, за которым очередь не стоит: может, с расщелиной, может, с двигательными нарушениями, но чтобы с хорошим интеллектом… Может, звучит как-то не очень… Просто люди смотрят на личико, а у ребенка со светлой головой, но внешними дефектами шансов мало… А мне все-таки образование и профессиональный опыт (я логопед) позволяют ситуацию видеть потрезвее и поглубже.
Вопросов было много, главные: дадут ли нам ребенка в принципе, а если дадут – сможем ли мы взять под опеку малыша из другого региона?

После первого посещения Школы приемных родителей муж впал в уныние, так как нам почему-то сказали, что ОЧЕНЬ проблематично брать в приемную семью ребенка из другого региона. Что могут потребовать справку о том, что в нашем регионе нет детей с таким статусом… А у нас их – море! И никого не волнует наша любовь по интернету…
Вот если бы усыновлять… Но тогда ребенок утрачивает полезный для него статус сироты – а это какой-никакой жилищный сертификат и бюджетное место в институте (колледже). Материальный статус нашей семьи не позволял не учитывать эти важные вещи… К счастью, наши опасения не оправдались – никаких преград для того, чтобы взять ребенка из другой области, просто не возникло, ну, если не считать, что пришлось за ним съездить за тысячу километров.

Наше обучение в ШПР совпало по времени с такими событиями: у старшего сына с «последним звонком», ЕГЭ, подготовкой выпускного, у младшего – с тестированием в колледж, ЕГЭ, выпуском в 9-м классе. А еще у нас был ремонт, а лично у меня — отчетный период на работе — конец же учебного года… Так что покой нам только снился… И переживаний, конечно, хватало.
А вот когда в Илюшиной опеке по телефону сказали, что наш ребенок — коррекционный, и звезд ждать не стоит, я не расстроилась. У нас в семье есть такое ругательное слово – «Звездунов», «Звездунова»… Никаких звездных ожиданий у нас даже по поводу своих детей не было. Просто – мои, значит в них – все наше счастье. Дышит – счастье, спит – счастье, хохочет – счастье.
Интересно, неужели люди приходят в ДД с планами взять малыша со звездным будущим? Это точно не про нас. Сделать максимум для Илюшки мы были готовы все – а уж про звезды думать будем в последнюю очередь.

Мы едем в детский дом

Я хотела ехать за Илюшкой одна, но директор детского дома по телефону строго сказал, что хочет посмотреть на нас обоих и тогда решит, отдавать ли нам ребенка…
В Подмосковье, в детский дом к Илье доехали отлично, в целях экономии спали в машине на стоянке. Отлично выспались!
Приехали мы на день раньше, чем привезли из санатория детей. Устроили нас в изоляторе, с удобствами. Директор хотел Илюшку привезти одного для встречи, но опека отказала (вдруг мы его не берем, будет травма, смотреть только группу).
Нам сказали: едут! – я думала, что сердце у меня выскочит… Смотрю на мужа – у него глаза совершенно сумасшедшие… И вот этот горох высыпался из «Газели» – и в кабинет директора. Мы туда с котомкой подарков – здрасьте, мы гости! Все дети к нам – и горят желанием нырнуть в пакеты. А Илюха — к директору, и давай умные беседы вести: а ремонт уже закончился? А в санаторий еще поедем (не хочу-у-у-у, не понРРРРавилось)? А спать сегодня будем? А это флаг России? И т. д.
К нам интереса — ноль. Ну, раскрыли котомки, давай шарики — мармеладки – машинки раздавать, конечно, интерес проснулся. А когда предложили сфотографироваться, и Илюха к моему мужу Сане на колени запрыгнул, директор решил, что есть контакт! Малышей увели и спрашивают: ваше слово? Зачем спрашивать было, не знаю, Илюха может обаять кого угодно.

Сотрудница опеки (она прибыла в процессе контакта) пошла с Илюхой беседовать: поедешь ли к Лене и Саше в гости? Заводит его в кабинет, повторяет вопрос, а наш Илюха говорит без тени сомнения: поеду! Ехать только, говорим, очень далеко, на машине весь день… Поеду, говорит, поеду!
Дальше вообще был какой-то сюр: помчались в опеку с напутствием директора – делайте все срочно и берите ребенка одним днем, а то у меня тут все обрыдаются! День на документы, вечером – в путь!!!
Опека обалдела слегка, говорят – за день не управимся. Мы понаписали всяких бумаг, и нас послали ждать до завтра. Я поехала встречаться с доктором в тот Центр, где Илюху оперировали. Доктор очень понятно меня просветил насчет перспектив и сути Илюхиных проблем. В феврале нужно ехать на осмотр, в перспективе несколько операций, но сделать лицо обычным нельзя, можно только чуть подкорректировать. Но пока Илюха растет, столько всего изменится – поживем, увидим. Обнаружился сюрприз в виде попарно сросшихся пальчиков на ногах – доктор сказал, что это неважно, нам же ногами ложку не держать. Не согласна, буду консультироваться.

А в это время… Муж в детском доме общался с группой мелких. Уже всем было понятно, что мы Илюху забираем, но дети не рыдали, поскольку ко всем остальным ходят их мамы. А к вечеру опека сшила нам «дело», но я приехала из Москвы поздно, и решено было нам дать переночевать с НАШИМ уже ребенком (документы на руках, распоряжение о передаче готово) еще ночку в изоляторе. А на рассвете — в путь.

Илюха был счастлив. Накормлен лепешками с майонезом (оценил, потом даже на пряник просил майонезу намазать) и колбасой, на Санины намеки про поменьше чаю на ночь четко сказал, что никогда не писается (не обманул).
И вот мы улеглись… Сначала Илюха сказал, что ляжет с Сашей, но был завлечен книжкой и лег со мной – а Саше был дан шанс поспать. Мы поиграли в шахматы (сказал, что не умеет и тут же назвал и расставил все фигуры правильно и стал меня учить, как ходят и как «рубят»), потом показала, как играть в шашки – Илюха правил не знал, но сразу понял и стал мне предлагать всячески ему подставляться и жертвовать по 2 шашки (а то я уже «и так много съела»…) Миф о коррекционном ребенке лопнул.

Пока читала сказки, вертелся, как юла, и исследовал содержание тумбочки. Но стоило задать вопрос по содержанию сказки – выдавал четкий ответ. Умница. И память отличная (на следующий день увидел картинку к сказке про горшочек каши – выдал текст заклинания без запинки).
А потом был погашен свет и начались обнималки-поцелуи. Заснуть было очень тяжело, утро должно было наступить как можно скорее! Все время смотрел в окно: «Лен, смотри, уже светло! А когда будет утро? А сколько ждать?» Наконец заснул: палец во рту, пальцы ног исполняют какой-то ритуальный танец, свободная рука крутит уголок подушки. Как можно уснуть, исполняя столь сложное действо? Сердце сжимается…
В 4 утра проснулся… Обнимаю, целую – а Илюха спрашивает: «Все? Утро? Домой поедем?» И говорит (я этого никогда в жизни не забуду): «Я к вам навсегда поеду! Я с вами жить всегда буду!» — «Конечно, — говорю, — мой золотой, мы тебя навсегда забираем…»

Ну и тут всяческие начались уговоры уже вставать и ехать. Говорю – давай Саше дадим еще поспать, ему весь день рулить, но Илюхиному терпению давно пришел конец. Еще пообнимались, и он мне говорит: «Мама!» и тут же на ухо шепчет: «Я тебе сказал «мама»!..» За что был зацелован и назван сынулечкой и всеми мыслимыми ласковыми словами. Погладил меня по голове и говорит: «Мамочка! А Сашуля – папочка!» Говорю – вот папа проснется, скажешь ему: «Папочка, доброе утро!» Ну, тут Саня и проснулся. Илюха на него прыгнул: «Сашуля! Папочка мой» – Саня от счастья сыночка зацеловал… И был подъем, и был скоренький завтрак – Илюха есть не мог, и была быстрая погрузка, и все! Домой.

Ехали без пробок, поскольку в половине пятого ехали мы одни. Илюху стало укачивать, и я ему пела детские песни (знаю много). Стоило спеть не то слово – поправляет четко. Голова – компьютер.
По дороге выучили всех, кто нас ждет, по именам и кличкам. Последние 4 часа дороги мне-то дались мучительно, а уж Илюха бедный… Проснулся и весь извелся – ну когда же наш дом…

Встреча была суперская! Марик занес брата домой на руках (на 4-й этаж), к его приезду были и машинка с пультом, и пистолет с лазерным прицелом! Больше всех обалдела Румба… На всякий случай доела все, что было в миске (во избежание конкуренции) и немножко порычала. Старый и глухой Джони просто радовался всем и скулил от счастья.
Дедушка слегка обалдел и спросил: «А там другие дети были?» (типа, выбирать-то было из кого?) Но сейчас уже проникся – Илюха с ним ходит поболтать… На мои слова, что дедушка глухой сказал, что видел, что уши у дедушки есть. Крыть нечем.
Про новую ванну сказал: Вау! Супер! – и плескался, как бешеная килька.
Все последующие дни были не менее содержательные и веселые! Это такое чудо – все ОЧАРОВАНЫ! Из 13 имеющихся кг 10 приходятся на обаяние и интеллект, остальное – кожа и острые кости…

Итак, какой у нас сынок? Активный, говорун, хитрюга, умница, внимательный, подвижный, ну и при этом детдомовский, конечно. И еще – сам знает, что умный. И четко знает, что хочет и умеет это ясно сформулировать.
Редкий фрукт во всех смыслах… Просили доктора: покажите других детей с такой аномалией, какие стали? Говорит – он такой один. Исключительный случай.
Этот случай сейчас там из Сени (это старший) веревки вьет и на бобины наматывает…
У нас потрясающий сыночек!

Через неделю

Дефект свой (да и какой это дефект – прошла неделя, и я его просто не вижу) сына не осознает, никто в детском доме, наверное, не говорил об этом. А про пальцы сказал, что они у него, как у черепашки-ниндзя.

Пришла ко мне на занятия девочка (7 лет), познакомилась, поиграли, потом Илюху Сеня (старший брат) забрал, дабы мать могла деньги отработать – Ангелина говорит: Илюша такой белый! – сама-то она загорелая блондинка, да еще стишок учили насчет загорать. Других параметров несоответствия норме не заметила, хотя наблюдательная очень (кто подстригся, какие у мальчиков сережки и т. п. – всегда сечет).
На пляже, правда, один мальчик лет 10 спросил: «А почему глаза до конца не открываются?» Ответили просто – ну, такие глаза, с такими родился, видит зато очень хорошо. Больше вопросов не было. А Илюха вообще никак на это не среагировал.
А как он представляется – умора. Произносит: «Илья», – а интонация такая: «Вы что-о-о, не знали меня?! Ну теперь-то узна-а-али!»

Построить нас всех пытается мощно. В ход идет все! От: «Ты чё-ё-ё-ё-ё-ё, меня не любишь?!?!» до рыданий на тему: «Ну достаньте сейчас мне аккордеон – я же никогда В ЖИЗНИ аккордеон не видел – до утра-а-а-а та-а-ак долга-а-а-а еще-е-е-е-е!»
Особенно впечатляют попытки договориться с глухим дедушкой, который улыбается и кивает, но ничего не понимает: «Дедуля, а у тебя старые часы есть? А дай мне пожалуйста, а?» – и так раз 20, вежливенько так… На мои вопли из душа на счет не приставать к деду – ноль внимания. Я ж далеко.

Читаем слова из 3-4-5-6 букв ЛЕГКО. Понял сразу, как пользоваться разметкой, которую я делаю ему под словами, чтоб легче слоги сливать было – и наяривает. Читаем не букварь – я просто слова пишу на листе формата А4 в 2 столбика. Предложение ЗАНИМАТЬСЯ пока вызывает дикий энтузиазм.

Радостно помогает на кухне – резать, чистить, тереть на терке – упивается процессом. «Мама, я умничка?»
С тем же энтузиазмом упирается по поводу и без – нет, не в сандалиях, а в сланцах! – нет, не в футболке, а в майке! – нет, не сам, а на ручках! Честно скажу, уступаю чаще, чем надо.
Зато меня столько, сколько Илюшка, не целовал никто за последние …надцать лет (даже если сложить всех моих мужчин…) Обзацеловал!!! И меня, и папу, и братьев, и собаку Румбу. Поцелуйный поток…

Наели полкило. Обожает колбасу, котлеты («Спасибо, хлеба не надо!»). Молоко может пить весь день, всякие йогуртики – тоже, но и вдохновить на кашу и суп можно легко, особенно если их варили вместе. Курица не пошла… Зато мороженое — это наше все!

При случае вспоминает – а у нас в детском доме… Говорю: «Ты же теперь не в детском доме, ты наш… Говори: у них в детском доме…»
Голова варит так хорошо и локаторы секут все так четко, что приходится очень внимательно следить за собой. Чуть что: «Мама-а-а-а! Ты чё-ё-ё-ё сказала?!»

Первый месяц

Наш любимый мальчик просто удивительно вписывается в новый мир – как будто он на время отлучался (ну, может, в больнице долго лежал), а теперь вернулся и радуется возвращению на полную катушку.
Поражает, удивляет, радует. Очаровал всех, с кем познакомился. Родных, друзей, соседей. Обаяние интеллекта и открытости. Но еще и запас упорства (в сложных случаях оно же упрямство…) и недюжинные дипломатические способности. Прав был красивый доктор: «Илюша мальчик очень хороший – умный… хитрый…»
Если это медовый месяц, то я наслаждаюсь! Меду этого у нас сейчас – завались!!!

Собирали справки для садика.
«Я в садик не пойду! Ты меня там оставишь…» — «Илюша, сынок, да там никого не оставляют – всех забирают в 5 часов – и садик закрывают на ключ… а утром снова открывают…» – «Ага, туда надо каждый день ходить, а я не хочу…» – «Ну все ходили, Сеня, Марик, Степа, Лиля…» – «АААА! Значит, Оля не ходила? И Игорь? И Дима? И я не пойду!» – «Да ходили они!» – «Нет, не ходили – ты же про них не сказала…» – и это только начало нашей бесконечной дискуссии…
Даже не сомневаюсь, что в саду адаптируется легко и весело, но споры пока идут нешуточные…

Весь день напевает, что-то рифмует, во все песенки вставляет «мама», «мамочка»… Но при этом может так на мамочку наехать – просто кино… Попробуй прибавить тон – в ответ такое же суровое звучит, а то и повыше… Стоять за себя сынок научился.

В нашем сыночке много НАШЕГО: любит до безумия оружие (мои кровные сыновья только в него и играли), в машинки поиграли — убрали в ящик – лежат до прихода гостей, любит собак-кошек, на многие вещи реагирует точно так же, как я бы среагировала в детстве. Любит поиграть со словами, рифмует…
А еще я думаю все время, что Илюха – как моя мама… Она после менингита в 2 года оглохла, но всю жизнь была душа любой компании (глухие или слышащие – вообще неважно), играла в любительских спектаклях, танцевала все сольные партии (хоть и была косолапая толстушка), еще показывала пантомимы, песни пела на жестовом языке, а в детстве вообще была заводила и такая самостоятельная девочка, что бабушкины рассказы о ее подвигах были моим любимым «слушаньем». Только маме моей повезло родиться красавицей… Была бы жива – она бы Илюшку обожала… А так – я за нее и за себя буду…

Сейчас ребенок переживает очень увлекательное приключение под названием «меня взяли», и поэтому с превеликим удовольствием готов повторить его в каком-нибудь новеньком варианте при первой же возможности. Тем более, что мама рядом… Он регулярно сообщает – я у Степы поживу! я у Лили поживу! Так сказать, обратная сторона Илюхиной общительности и адаптивности…

Через полгода

В процессе походов по медицинским учреждениям не только обзавелись очками со сложными линзами, но и выяснили, что у ребенка увеличена печень и застойный желчный пузырь, пиелонефрит (справа), а еще – хоть и снятый (ДД отправлял на консультацию в Бакулева) – но все равно есть – порок сердечного клапана (который пока никак не проявляется, но надо следить).
Планировали в ближайшее время поехать в Москву на контроль и для решения – как дальше оперироваться, но доктор, с которым созвонились, сказал, что лучше приезжать к лету. Илюха очень расстроился, заплакал – очень хотел к своему любимому доктору поехать, да и в детский дом мы хотели заехать с подарками. Теперь это дело откладывается. Утешила тем, что всем позвоним, всех поздравим с Новым годом.

Мужа напрягает Илюхино панибратство – всех называет на «ты» и по имени, хотя запомнить имя-отчество – раз плюнуть. Это у нас принципиальная позиция у сыночка – на «ты». Собираются с папой на тренировку.
– Илюша, мы договорились?
– Папа! Ты мне сто раз говорить будешь? Знаю – всех на «вы» и говорить «дядя»!
Как только увидел «друганов», все забыл. На папины наезды отвечает:
– Папа, ты чего? Это же Серега – мой дррррруг! («Сереге» лет пятьдесят.).
Но обещает исправиться…

Предъявляю сыну какое-то законное требование. Он:
– Бли-и-ин, почему ты всегда меня все заставляешь?! Почему так строго?!
– Ну, значит тебе досталась такая строгая мать!
Надулся. Я:
– Может, другую поискать?
Илюха:
– Ты зачем меня заставляешь другую мать искать? Правила не знаешь? Возьми и почитай!
Я слегка обалдела:
– Какие правила?
– Такие! Кто ребенка взял, никуда не посылает других родителей искать! Всегда вместе живет! — И бурчит: — Правила вообще не знает…
Глупая мать ребенка расцеловала, сказала, что никому не отдаст и никуда не пошлет, правила знает и будет их соблюдать всегда!

Командир Илюха – каких поискать… Юморист, почемучка, артист… Еще в нем странным образом сочетаются невероятная чувствительность и сентиментальность (слушает главу в «Айболите» про то, как Бармалей всю гоп-компанию в тюрьме запер – глаза на мокром месте…) и абсолютно железная стойкость. Если мы с Саней его в унисон отчитываем, дает нам отпор – будьте-нате: «А чего вы меня вдвоем окружили? Ну и ладно – ругайте! Значит, не любите! Кто любит, тот не нападает!».
А уж любитель прекрасного пола… Идем гулять с соседями: берет Ленку за руку, идут впереди нас по дорожке. Оборачивается и сообщает:
– Я, наверное, на Ленке буду жениться…
Говорю:
– Ну ты определись, а то Вере Гавриловне обещал…
– Да у Веры Гавриловны жених есть! Она сама сказала…

Встал на весы: «Мама-а-а! Пятнадцать — ноль! Налейте-ка мне еще молочка!»
Этому замечательному 15-килограммовому мальчику в конце января идти на комиссию по продлению инвалидности…

Илюха – очень популярная личность в саду. Воспитатели из других групп, родители, методисты постоянно делятся со мной восторгами: вот говорун! вот активный! вот деловой! а танцевал! а память! Наши воспитатели, правда, уже и о другом говорят: не переспоришь… не переговоришь… Классика жанра: наши недостатки – продолжение наших достоинств.

В общем, все как обычно – жизнь кипит.

Через год

Мы ведем беседы О НАШЕЙ НЕСТАНДАРТНОСТИ – само как-то всплыло…
– Мам, ты как научилась рот держать закрытым? Научи меня!
– Я не училась, у меня просто челюсть по-другому устроена – рот сам закрывается. Ты не переживай – поедем в Москву, там как раз с этим и будут вопрос решать – сделают, что рот будет закрываться сам собой и челюсть будет правильная.
Рассматривали мою челюсть и Илюхину перед зеркалом… Ему, правда, стоит некоторых усилий держать рот закрытым.
– Научи меня так говорить, чтоб язык не высовывался, как у змеи…
– Ну давай, вставай перед зеркалом…
Усилием воли, конечно, может произносить свистящие правильно, но язык в тонусе – это раз, передних зубов нет – это два, ротовая полость такая узкая и нижняя челюсть такая мелкая, что язык просто анатомически вылезает вперед…
– Мам, почему у меня голова овальная?
Ну, тут у меня в колоде козырей полно:
– Посмотри на меня – у меня голова круглая? Тоже овальная! Я бы тоже хотела круглую голову – но вот родилась с овальной! И ты с такой родился. Была у тебя голова совсем неровная – но в больнице тебе ее отлично подправили, и еще, если надо, будут делать.
– Ага, поедем в Москву – там все хорошо сделают…
Ох, твои слова бы Богу в уши….
– Илюша, если скажут тебе невоспитанные дети, что у тебя голова не такая, отвечай им, что, может, она и неправильная, зато умная!
Это очень понравилось, раз пять повторил, как он будет это произносить…
– Только, знаешь, сына, ты уж тогда считать учись быстрее, а то похвалишься, что голова умная, а сам считать не умеешь…
– Да я же тебе считал!
– Да? И сколько же ног у двух коней?
Шевелит губами, считает…
– Восемь!
Ура, товарищи!

Летом 2010 года (через год после того, как у нас в семье появился Илья) мы ездили в Москву — на обследование в НПЦ (центр медицинской помощи детям с пороками развития черепно-лицевой области). Сделали нам КТ черепа, ЭЭГ, ЭКГ, панорамный рентген челюсти, УЗИ пуза.
Илюша со всеми «девочками» (молодыми мамочками) в отделении задружился, катал малышей, носился по отделению с мелкими – зажигал, как обычно. Там в отделении, в основном, малышня — вся с расщелинами разной степени тяжести, и про Илюшу все интересовались – а чего это мы с таким нормальным личиком тут лежим? Все познается в сравнении!
Итак – результаты:
череп наш хорош до такой степени, что следующая явка через год,
челюсти и зубы требуют ношения сейчас резиновой капы (купили), а когда вырастут «шестерки» – врачи будут все двигать и, может, что-то удалять придется… на снимке – зубы под тканями сидят кучками…
Еще предложили нам у них там пальцы на ногах разделить – и это для меня новая головоломка… Не знаю, где нам пальцы-то сделать – в Турнера ехать или в НПЦ? Операция такая – с попы возьмут лоскуточки, сформируют межпальцевое пространство, потом – гипс… Страшновато, но – большие пальцы уже искривляются! Будем думать.

Про детский дом вспоминает часто (поскольку у нас что на уме – то и на языке), но поговорить о том, как он у меня родился, какая была коляска, как я его кормила, как с ним играла – обожает! Был бы повод. Увидит даму с коляской – а у меня тоже такая была! Подыгрываю: рассказываю, какой он был в раннем детстве. Он знает, что это игра, но игра эта ему очень нравится.

Илья очень интересуется вопросами: как покупают машину, как покупают квартиру, как строят гараж, и в какой последовательности с этим всем женятся…

Обожает знакомиться с людьми всех возрастов… Дети с ним просто дружат, а взрослые делятся со мной наблюдениями: какой Илюшка смышленый, какой общительный, какой артистичный, какое у него чувство юмора. Нисколько не чувствую пока своей в этом заслуги – просто радуюсь тому, какой замечательный нам достался сын!

– Родители! Я – ваша награда!

Вот так и живем.

Лето 2010 года

Источник: http://www.forum.littleone.ru

 

2012-07-22T20:19:00+00:00