Про Улины беды и новое платье

Я много пишу про детей в фейсбуке. Год я не писала, но с первой годовщины дня аиста – начала. Как-то обычно я больше пишу про Рому – может быть потому, что он старше. Может быть потому, что он сын – а я мама. Может быть потому, что Рома с самого начала нашей истории был более теплым – а Уля – была чуть холоднее.  Искать причины дело гиблое. Поэтому просто напишу про Улю – за последние несколько дней накопилось то, о чем хочется рассказать. Просто рассказать  так, чтобы сохранились ощущения этих нескольких дней.

Шесть бед моей Ули. У Ромы – бед нет. Или скорее он отходчив и живет больше в радости, чем в переживаниях. А вот у Ули есть шесть бед в жизни – и мы их все сосчитали.  Считали вчера, когда ехали за Ромой в школу – повода для счета я не вспомню: наверное, на первых бедах у меня почти полностью отшибло предыдущий разговор.

Беда первая – «мы были в детском доме». Беда вторая – «что мы бы были бедные». Беда третья «я еще помню, как тошнилась». Беда четвертая «я не видела кровную маму – а мне это важно. Я об этом думаю». Беда пятая – «много болела. Ветрянка, ангина, крапивница – много для одного ребенка шести лет». Беда шестая – «смуглая».

Вот такие беды в жизни у моей дочери. И с каждой из этих бед нужно нам работать. И она их обдумывает и чувствует в свои шесть лет. Называет и говорит. Иногда Уля кажется мне мудрой старушкой.  Скорее часто, чем редко. В остальное время она либо ребенок, либо играет в малыша. И еще она бывает взрослой.

А еще Уле шесть лет и она заканчивает детский сад. В детском саду будет выпускной – и они смотрели видео с выпускных в группе. По результату просмотра пришла Ульяна Пална домой и сказала – нужно ей новое платье на выпускной. А платье уже куплено.  По выбору Ульяны Палны.

Платье как полагается, с пышной юбкой, с цветами. Кремовое – в общем – красота. И стоило около пяти тысяч. Договаривались, что в сад она его не носит. Но на фотографирование на выпускной альбом – все ж надела. Настояла. А я предупреждала – не надо, захочешь новое. А я не куплю. И вот але-оп! Прилетело. Ну и конечно мать сказала – не куплю. Надо признаться, Ульяна Пална не сильно настаивала: хотя платье хочет очень-очень – это же самый последний раз, «я же садик больше не увижу». Обсудили, сможет ли накопить.  Не сможет – времени осталось около 2-х месяцев. Чуть больше. Я – не куплю (предупреждала: надо держать слово). Максимум – одолжу, но с возвратом. И вот ребенок решил, что он будет зарабатывать. Ребенку шесть лет. И ребенок хочет новое платье. И хочет на него заработать.  Что мне остается – только помочь.

И дальше квест – что может сделать ребенок, чтобы заработать себе на платье – легально в шесть лет.  Не много. Но мы придумали.

Ульяна Пална может что-то сделать своими руками на продажу.

Наш шорт-лист – глиняные фигурки, глиняные шкатулки, глиняные бусы, браслеты и кулоны. Более спорный вариант (с точки зрения уникального торгового предложения) – рисунок. И более сложный вариант (с точки зрения вовлечения мамы) – книжка. Придумать сказку, написать ее и сделать рисунки.  Ну и лимитированный тираж. Экземпляров 20 – 30.

И это то, что мы собираемся сделать.

Потому что если ребенок хочет что-то сделать, у ребенка есть цель – ему нужно помочь. Честно признаюсь – лепка первой кошки добавила мне седых волос. И я пару раз. Нет – больше – предлагала кошке – не хочешь – прекращай. Особенно когда ребенка, забыв на минуточку зачем все это – заявляла: «ну маааама, я делаю – как могу……». В ответ от безжалостной мамы слышала – если как можешь – прекращай. Ты делаешь так, чтобы людям понравилось. Посмотри на мордочку кота – тебе она нравится. И «как могу» превращалось в «нет». И переделывалось.

Я не знаю, чем закончится у нас этот квест, сможет ли Уля купить себе новое платье – но я обязательно расскажу, что получится у нас из этой истории.

2018-03-17T13:59:56+00:00

Оставить комментарий