Быть на стороне ребенка

Мне иногда говорят, что я- очень терпеливый человек. Но я-то знаю- это совсем не так. Я знаю, как быстро я выхожу из себя, как трудно мне бывает сдержать гнев. И как стыдно мне бывает потом, я тоже прекрасно знаю.  Поэтому в какой-то момент я выбрала для себя (и во многом с целью сохранить свой рассудок здравым) позицию: «Быть на стороне ребенка». Естественно, этот режим включается, если ситуация требует защиты своего детеныша от чужаков.  Но я стараюсь держать его включенным всегда. Для защиты детеныша от себя самой.

Достаточно часто я читаю об историях жизни с приемными детьми, превратившихся сначала в борьбу, а потом и в войну. Как велик соблазн демонизировать ребенка в такой войне, наделить его недетской мудростью, изворотливостью, злобой и предусмотрительностью.  Вовлекаясь в эту войну, родитель теряет возможность сопереживать и сочувствовать ребенку. Поэтому я совершенно осознанно, даже некоторым волевым усилием выбираю другую тактику: как можно чаще оправдывать то поведение, которое мне не нравится, либо особенностями Вериного развития и состояния здоровья, либо более глубинными потребностями и желаниями, чем лежат на поверхности. И вряд ли эти глубинные потребности лежат в плоскости «насолить матери», «сделать назло», «покуражиться над ближним». Да, возможно, так оно и выглядит и очень велик соблазн надавить, отругать, запретить, пристыдить (и, увы, далеко не всегда получается сдержаться). Но я же знаю, что сама вела и иногда веду себя так. И стоят за обычно этим неуверенность в себе, обида, желание самостоятельности и тревога. Собственно, почему же у ребенка причины должны быть иными?

Правда, велик соблазн сказать, что ребенок «не хочет думать», «не желает напрягаться», «делает назло». Мне кажется, что стремление к развитию, к новому, к хорошему, так или иначе заложено в человеке. Оно может быть блокировано неуверенностью или  страхом. Под лень и нежелание думать могут маскироваться СДВГ и другие чисто физиологические нарушения. Они же могут вызывать странные и импульсивные поступки, делая поведение ребенка реально невыносимым.

Наверное, в «быть на стороне ребенка» мне помогает острое осознание своего несовершенства.  Это совсем не значит, что я не уверена в себе или своем авторитете у детей. Просто я знаю про себя, что часто врала в детстве и бессмысленно портила вещи. Знаю, что нередко ленюсь и пренебрегаю домашними делами. Знаю, что могу разозлиться, потерять берега и наговорить страшно обидных вещей. Что, в конце концов, одновременно хочу похудеть на пять килограмм и съесть бутерброд и пирожное. И, конечно, выбираю бутерброды, а не гантели. А! Еще знаю, что интересный детектив предпочту умной, но скучной книге по философии. То есть, согласитесь, странно, будучи настолько несовершенным существом, требовать совершенства от детей.

Очень здорово помогает посмотреть на мир глазами особого ребенка поездка в незнакомую страну, с отличной от нашей культурой, незнакомым языком и при этом необходимостью действовать активно, безошибочно и адекватно. Ну-ка, быстренько притворитесь японцем? Говорят, там даже с общественными туалетами не все туристы справляются.

Еще советую начать заниматься балетом или иностранным языком. Боже, как не слушается тело, какой нелепой и нескладной выглядишь рядом с теми, кто давно в деле! А английский? Эти интонации, которые педагог так легко воспроизводит, что, кажется, и ты вот-вот как надо произнесешь. Но нет! Язык не поворачивается, даже губы не складываются и получается какое-то нелепое кудахтанье. Или  тупишь, вглядываясь в текст, вроде, все слова более-менее знакомы, но о чем же в нем говориться? И хочется убежать, спрятаться, на худой конец замереть, свесив голову, лишь бы отстали и не трогали.

В общем, так часто бывая Верой, я стараюсь быть снисходительной к ее косякам.  Тем более, Вера вполне снисходительна к моим. И спасибо ей за это!

автор фото: Оксана Соколова.

2019-01-31T20:37:08+00:00

Оставить комментарий